Новости

S&P 500: быки мечтают о медвежьем ралли

Американские акции, чуть отскочив в мае, ждут заседания ФРС. Для S&P 500 начало года уже стало худшим в истории, но медведи ждут куда большего. Быки парируют: при столь «медвежьем» настрое рынка ралли способен спровоцировать даже подъем ставки. Худшее начало года Первые торговые часы мая для американских фондовых индексов стали продолжением апреля. Тот был худшим месяцем для S&P 500 и Dow с марта 2020 года, а для Nasdaq – с октября 2008 года. Даты обвалов начала пандемии и острой фазы мирового кризиса приятных ассоциаций не навевали. Но для рынка США период с января по апрель стал еще и худшим началом года с 1932-го, а для индексов S&P 500 и Nasdaq Composite, запущенных позднее, – в их истории. И почти весь понедельник те падали, так что S&P 500 незадолго до закрытия обновил минимум с мая 2021 года, а Nasdaq Composite – с декабря 2020-го. Но в последний час торгов на фоне корректировки портфелей управляющих, связанной с началом месяца, и закрытия коротких позиций рынок резко развернулся. Индексы даже вышли в положительную зону относительно предыдущего закрытия. Здесь они и провели весь вторник, многократно и резко меняя направление движения, побывав как в «красной», так и в «зеленой» зонах. Но в итоге вся эта волатильность завершилась скромно – ростом на 0,2% для Dow Jones Industrial Average с Nasdaq и подъемом почти на 0,5% для S&P 500. Все это вполне объяснимо на фоне приближения заседания ФРС по ставке. С одной стороны, многое про него (и даже про несколько последующих) вроде бы известно, но с другой – есть немало нюансов. Так, почти все (по крайней мере, на срочном рынке) уверены в том, что сегодня произойдет повышение ставки на 50 базисных пунктов. Нет сомнений в том, что Федрезерв сообщит подробности о сокращении своего баланса. Судя по данным CME, рынок четко видит и отдаленное будущее: подъем ставки не менее чем на 75 б.п. в июне (вероятность 95,8%) и затем еще на 50 б.п. или более в июле (96,1%). В сентябре рынок ждет ставку на уровне 2,25-2,5% или даже на 25 б.п. выше. Ожидания ускоренного ужесточения денежно-кредитной политики очень выросли по сравнению с ситуацией даже месячной давности. Представления о том, как оно влияет на ценные бумаги, у инвесторов существуют давно, соответственно меняются и портфели. В первую очередь пересматривается отношение к акциям роста, но продают и другие. Сбрасывают, естественно, и облигации. В итоге Nasdaq Composite с начала года потерял около 20%, а доходность U.S. 10 Year Treasury в понедельник впервые с 2018 года превышала 3%. Но рынок все еще недооценивает масштаб ужесточения денежно-кредитной политики, необходимый для того чтобы справиться с инфляцией, вернувшейся к уровню 1981 года (8,5%). Во вторник бывший главный экономист МВФ Кеннет Рогофф заявил Bloomberg, что США придется поднять ставку до 5%. И это еще скромная оценка. При этом он предупредил о «рисках идеального шторма» рецессий, когда экономика в Европе сокращается из-за ситуации на Украине, в Китае – из-за «неудачной политики блокировки ковида», а в США – из-за ФРС. «Я не собираюсь говорить, что точно знаю, что нужно делать, — заметил он. – Но ясно, что ситуация выходит из-под контроля». Не лучшее продолжение И все же на массового инвестора действует не столько ставка или риторика ФРС, сколько само снижение акций. В последние три недели данные EPFR Global показывали масштабный отток средств из фондов акций США (худший с марта 2020 года). Но это пока считанные проценты от того что пришло на рынок за последние годы. По расчетам BofA, средняя точка входа для $1,1 трлн, вложенных в фонды акций с начала 2021 года, составила 4274 пункта по индексу S&P 500. Во вторник он закрылся на 4175,48, так что многие инвесторы в минусе. Стратеги самого BofA считают критической точкой, когда эта публика толпой направится на выход, 4000 пунктов. Это может быть и не точно, но то, что по мере снижения все больше розничных инвесторов будет чувствовать желание сбежать с этого рынка – бесспорно. И медведи им это ощущение обещают. Стратег Morgan Stanley Майкл Уилсон во вторник прогнозировал, что S&P 500 упадет самое меньшее до 3800 в ближайшее время, а может рухнуть и до 3460 пунктов. Заочно с ним полемизировали стратеги JPMorgan Chase & Co. во главе с Марко Колановичем. Они утверждают, что опасения инвесторов зашли слишком далеко – локомотив экономического роста в США «притормаживается, но не сходит с рельсов». В записке для клиентов стратеги отметили, что «настроения инвесторов становятся крайне слабыми», а это означает появление возможности для отскока рынка. При этом они сослались на опрос Американской ассоциации индивидуальных инвесторов, который показал самый медвежий настрой с начала марта 2009 года. Это был момент разворота индекса S&P 500 после падения в ходе мирового финансового кризиса. Стратеги, правда, не стали акцентировать внимание на том, что рост 2009 года шел на фоне старта первой программы количественного смягчения. А это существенный факт, учитывая, что сегодня ФРС сообщит о деталях ровно противоположного проекта – количественного ужесточения. Да и настроения по ходу мирового кризиса бывали и хуже, чем в марте 2009-го (без всякого разворота рынка). Но есть и другие признаки, указывающие на повышенный уровень беспокойства и возможность краткосрочного отскока. Например, высокий уровень соотношения опционов пут и колл, нередко сопутствующий локальным минимумам. После заседания ФРС такое хеджирование будет сворачиваться, поддерживая акции. На факте подъема ставки могут закрываться и короткие позиции. «Мы можем получить отскок дохлой кошки после заседания ФРС, если оно не будет более ястребиным, чем опасается рынок», — заявил Reuters главный инвестиционный директор Rockefeller Global Family Office Джимми Чанг. Другой вопрос, ждать ли продолжения. Общие условия лучше стать явно не обещают. Спад на 13,2% за первые четыре месяца – рекорд для S&P 500. А по данным Strategas Research Partners, которые привело во вторник Bloomberg, из 10 случаев максимального падения S&P 500 в январе-апреле, в шести оно продолжилось до декабря. Бывали и исключения. Самое яркое еще свежо в памяти – это 2020 год. Но общего с ним у этой весны немного – даже ковид и тот уже не тот.



Популярное

Наверх