Новости

Попытки Германии купить газ у Катара столкнулись с неожиданной проблемой

Берлин и Брюссель оказались в трудном положении, пытаясь найти альтернативу российскому газу. Катар, на который возлагались большие надежды, выставил условия, которые абсолютно неприемлемы для европейцев. Германия столкнулась с серьезной проблемой в ходе переговоров с Катаром, главным экспортером СПГ в мире, по поводу покупки больших объемов газа. Эта проблема связана не столько с тем, что для этого еще надо построить СПГ-терминалы, а в продолжительности контрактов и запрете на перепродажу газа, на чем настаивает Доха. Как Берлин, так и Брюссель, оказались не готовы к такому неожиданному повороту. Выполнение этих условий абсолютно неприемлемо для европейцев, так как это практически разрушит энергетическую стратегию ЕС, которая выстраивалась много лет и при этом категорично противопоставлялась модели долгосрочных контрактов на поставку российского газа. На этой неделе переговоры между Германией и Катаром, сообщает Oil Price, резко замедлились. Причина замедления наверняка будет присутствовать и на переговорах других европейских стран о поставках нероссийского газа. Берлин и Доха по-разному относятся к длительности действия контрактов на поставку СПГ. Кроме этого, необходимо решить еще и вопрос возможности перепродажи катарского газа Германией другим европейским странам, что, кстати, широко практикуется в Европе с российским газом. Катарцы хотят подписать контракт на 20 лет, немцев столь долгий срок не устраивает. В этом нет ничего удивительного, если вспомнить про сильное присутствие в правительстве ФРГ представителей Зеленой партии. Под давлением вице-канцлера и министра экономики ФРГ Роберта Хабека и главы МИД Анналены Бербок Берлин активно выступает за переход к чистой энергетике. Естественно, покупка газа, который хотя и значительно «чище» нефти и угля, но все же относится к ископаемым видам топлива, в течение двух десятилетий избирателям, голосовавшим за зеленых, конечно, не понравится. К тому же, Германия планирует сократить углеродные выбросы к 2040 году на 88%. С газом эта задача будет трудновыполнима. Катар, кстати, как и все остальные крупные производители и экспортеры СПГ, включая США, за долгосрочные контракты. Диаметрально противоположный подход к вопросу длительности контрактов является очередной серьезной проблемой, осложняющей для Брюсселя отказ от российского газа. Также для решения задачи потребуется развить необходимую для работы с СПГ инфраструктуру, главным образом плавучие СПГ-терминалы, потому что их быстрее строить. Германия уже договорилась о 4 плавучих СПГ-терминалах. Один из них мощностью 5 млрд м³ будет готов уже к концу 2022 года. Кроме инфраструктуры, Берлину необходимо найти для нее сжиженный газ. На газовом рынке для немцев сейчас сложилась не самая благоприятная обстановка. Дело в том, что если раньше глобальный рынок являлся рынком, на котором заказывали музыку покупатели, то сейчас на первые роли вышли продавцы. Причем замена произошла так быстро, что многие участники рынка этого даже не заметили. Сейчас не покупатели сжиженного газа выбирают, у кого его покупать: у Катара, США или, скажем, Австралии, а Катар, США и Австралия выбирают, кому его продавать. Условия диктуют сейчас продавцы. Это значит, что если Берлин будет продолжать упорствовать и отказываться подписывать долгосрочный контракт, то Доха просто может прервать переговоры, потому что недостатка в покупателях как на следующий год, так и на два последующих десятилетий, у катарцев нет. Положение Германии и всей Европы осложняется еще и тем, что работать по долгосрочным контрактам предпочитают и их главные союзники, американские газовики. У них своя причина – необходимость строить дополнительную СПГ-инфраструктуру и производственные мощности для удовлетворения спроса европейцев. Для строительства газовым компаниям необходимы кредиты. Банки же готовы их выдавать только при наличии у заемщиков долгосрочных контрактов с партнерами, которые хоть как-то гарантируют надежность проектов, под которые они выдают деньги. Очевидно, что кому-то придется уступить. Очевидно и то, что ЕС так же, как администрация Байдена, оказались в сложном положении – они пытаются примирить две разные и даже противоположные политики: укрепление энергетической безопасности при помощи ископаемых видов топлива и переход к возобновляемым источникам энергии за счет все тех же ископаемых видов. С одной стороны, объединенная Европа хочет резко снизить вредные выбросы и, в первую очередь, углеродные в атмосферу в следующие пару десятилетий. С другой, она хочет иметь уже сейчас, а не в следующие пару десятилетий надежный и доступный источник энергии, но с одним условием – чтобы он был не из России. Производители СПГ несомненно укажут Брюсселю на это расхождение в задачах. Производителям для увеличения их мощностей необходимы гарантии того, что их газ будет востребован не один-два года, а лет двадцать. Им также нужны гарантии, что покупатель не будет перепродавать их газ. То есть Катар хочет, чтобы Германия сама использовала весь катарский газ. Это нанесет нокаутирующий удар по еще одному важному принципу Евросоюза, на который в Брюсселе возлагали большие надежды — члены Союза, которым посчастливилось найти и купить газ, должны будут поделиться им с менее удачливыми странами. Это значит, что Брюссель и Берлин оказались перед очередным сложным выбором и что им, скорее всего, придется уступить и пойти на условия продавцов.



Популярное

Наверх