Новости

Хочет ли Украина мира

Готов ли Киев «воевать десять лет» и почему Зеленский и его команда ставят ультиматумы России Подкаст журнала «Эксперт» · Хочет ли Украина мира Россия повышает ставки в украинском конфликте и, видимо, обозначает цену второй фазы специальной военной операции для Киева. Двадцать второго апреля заместитель командующего войсками Центрального военного округа (ЦВО) генерал-майор Рустам Миннекаев во время собрания Союза предприятий оборонных отраслей промышленности Свердловской области, как сообщил ТАСС, заявил, что «в ходе второго этапа специальной военной операции российская армия планирует установить полный контроль над Донбассом и Южной Украиной, а также обеспечить сухопутный коридор в Крым». «Контроль над Югом Украины — это еще один выход в Приднестровье, где также отмечаются факты притеснения русскоязычного населения. Судя по всему, мы сейчас воюем со всем миром, как было в Великую Отечественную войну, вся Европа, весь мир против нас был», — добавил Миннекаев. Тут нужно отметить, что путь в Приднестровье лежит через Николаевскую и Одесскую области, которые пока остаются под контролем Вооруженных сил Украины (ВСУ). А полноценный коридор в Крым проходит по железнодорожной ветке Москва — Харьков — Запорожье — Симферополь, и эти два украинских города пока также не заняты российскими войсками. Стоит, впрочем, отметить, что такие планы пока не озвучивают ни в Кремле, ни в Минобороны. Но и не опровергают. Торговля с Киевом по мирному договору продолжается, несмотря на ястребиные замечания украинских и западных политиков. Регулярно ведется диалог членов переговорных комиссий. Москва на минувшей неделе передала Украине свои предложения по мирному договору и ждет реакции. Отдельные положения, например по гарантиям безопасности для Киева со стороны иных держав, уже юридически прорабатываются, в том числе в диалоге с западными «партнерами». Другое дело, что весь этот процесс все больше напоминает бессмысленные «бодания» по имплементации положений договора Минск-2, которые Киев профанировал все семь лет при слепой поддержке европейских гарантов. Вряд ли российские дипломаты полны иллюзий в отношении новых соглашений. Обозначенное повышение ставок Россией вполне может говорить о намерении реализовать все стартовые задачи, но уже на новых для Киева условиях. Мы разбирались, как видят участники конфликта дальнейшее его развитие, а главное — каковы потенциал самой Украины и позиция ее элит. Переговорные позиции Чего же хочет Россия от Украины? Пожалуй, это самый частый вопрос, который задают российские граждане, что лоялисты, что оппозиционеры и тем более сомневающиеся. В заявлениях публичных лиц пытаются усмотреть смену риторики и переговорных позиций, сдачу национальных интересов и признак фронтовых неудач либо хитрый план и готовность к войне до победного. Это не столько вина, сколько беда больших чиновников, с которой пришлось столкнуться еще в конце прошлого года, на этапе выставления, казалось, запредельных требований к блоку НАТО. Объяснить стратегические военные задачи огромного ядерного государства обывателю непросто, а потому руководству приходится подбирать более простые и эмоционально понятные определения. И в итоге все равно сталкиваться с требованием уточнить. На самом деле цель России в данном конфликте одна единственная, и она не менялась: необходимо ликвидировать угрозу создания военной инфраструктуры НАТО на гигантской сопредельной территории на западных границах. Все требования к Киеву — инструменты для достижения этой цели: демилитаризация, денацификация, внеблоковый статус и даже права русских и безопасность Донбасса. Россия не планирует «перевоспитывать» украинское общество и возвращать его в пресловутый «русский мир», насильно встраивать экономику Украины в евразийское пространство и совершенно не против вступления этой страны в Европейский союз. Не ставится задача оккупации и контроля над гигантскими территориями, что потребует чрезвычайных затрат российского бюджета. Украинцы вольны сами выбирать цивилизационный путь, если только не готовы по своей воле становиться антироссийским тараном американских интересов. А именно по этому пути брела украинская государственность последние годы. Именно поэтому в переговорах с Киевом и легитимным президентом Владимиром Зеленским нет никакой крамолы. А в сохранении демилитаризованной, пусть и антирусской Украины Кремль не видит никакой проблемы. Другой вопрос, готова ли противоположная сторона к такому сценарию. Неучастие коллективного Запада в выстраивании переговорных платформ вполне объяснимо. С точки зрения глобального цивилизационного конфликта ни Европа, ни тем более США пока не несут серьезных потерь. Массированные поставки вооружений позволяют избавиться от старого хлама, загрузить ВПК и обновить свои арсеналы, а жертвы ВСУ никто не считает. Размер же украинской экономики и сейчас мизерный, что позволяет без проблем финансировать ее стабильную деградацию. Грядущие проблемы мировой экономики можно обернуть вспять, передоговорившись с Москвой о новых правилах игры, но позже, исходя из развития военной ситуации. Россия не показывает намерения закрыться и обрубить все связи с внешним миром, что грозило бы большим энергетическим коллапсом в моменте. И на Западе есть крупные интересанты замирения украинского кризиса. В том числе в Германии и Франции, среди восточноевропейских государств и даже в Белом доме — не будем забывать, что осенью в США парламентские выборы, а у Джо Байдена презрительно низкие рейтинги. Однако в пределе у переговорных инициатив Запада будет зеркальная российской задача: конечно же, не сохранение суверенной и демократической Украины и ее населения, а дальнейшее формирование военной инфраструктуры НАТО на территории, которая останется под контролем Киева. Именно поэтому до сих пор подвешен вопрос о тех самых «гарантиях безопасности», которых Украина ждет от западных партнеров. До сих пор ни одно государство публично не подтвердило намерение защищать Киев в будущем, после завершения текущего конфликта. По сути, такие гарантии ничем не отличаются от пятой статьи договора НАТО. А в Североатлантический альянс Украину никто не берет. То есть воевать руками украинцев Запад желает, но не хочет сам подставляться под ответ России. Альянсу нужен военный плацдарм, а не мирная, но экономически депрессивная территория. Ведь в противном случае этот плацдарм придется создавать на территории Польши со всеми экономическими и военными издержками. Бытует мнение, что Владимир Зеленский лишь марионетка в руках агрессивного Запада и его точка зрения на разрешение кризиса не имеет никакой силы. Это не так. Украина, конечно же, предельно зависит от западной экономической и военной помощи. Однако политический вес самого Зеленского в данном моменте истории таков, что он в состоянии принимать любые решения на Украине и ставить партнеров перед фактом. Если бы украинский президент захотел вести разговор о мире, конфликт был бы остановлен. Безусловно, Запад постарался бы усложнить переговоры и воспрепятствовать полной демилитаризации Украины. Но большая мирная платформа с Москвой получила бы большой шанс. Зеленский пока что пребывает в иллюзиях о перспективе военной победы Украины, ведь победой в Киеве будут считать не разгром русских войск, а торможение операции, переход к длительным осадам больших городов и партизанской войне, невзирая на жертвы и экономические потери. Зеленский, как и полагается актеру, вжился в роль «спасителя Отечества» и всеми силами пытается разогнать идею «священной» тотальной войны. Поэтому в украинской пропаганде преподносят требование Москвы как ультиматум с целью последующей оккупации. Но ультиматумы пока ставит сам Зеленский. Например, украинский лидер заявил, что «Россия или пойдет на переговоры, чтобы закончить [спецоперацию], либо навсегда исчезнет с мировой арены». А в другой раз стал угрожать, что в случае уничтожения украинских военных в Мариуполе Киев насовсем откажется от переговоров с Москвой, и заверил, что страна «может сражаться с Российской Федерацией и десять лет». Все эти заявления трудно назвать взвешенными и ответственными, но вряд ли за ними стоит неодолимая глупость. Никакого хаоса в системе руководства Украины не наблюдается. Напротив, Зеленскому удалось удержать вокруг себя команду и выстроить убедительную медийную и политическую игру, хоть и ограниченную коротким горизонтом планирования. Фигура президента на украинском политическом поле теперь настолько бесспорна, что замолчали даже олигархи. (На начало марта его рейтинг формально составил 93%, хотя кто его сейчас может точно посчитать, непонятно). Лишь иногда они позволяют себе короткие патриотические заявления, хотя, казалось бы, их «кормовая база» с каждым днем конфликта неумолимо руинизируется. При всей разношерстности команда президента Украины обладает двумя важными качествами. Во-первых, эти люди, как правило, напрямую связаны с Зеленским на личном или карьерном уровнях. То есть они не рекрутировались через автономных внутриполитических игроков, как это было, например, при Петре Порошенко. Во-вторых, сейчас эти люди, как и президент, заинтересованы в удержании власти любой ценой. И дело здесь не только в банальном страхе последствий в случае коллапса Киева. Для многих из них сложившийся кризис реальный шанс реализовать все свои амбиции. Команда Зеленского Среди тех, кто на фоне спецоперации ведет самую активную игру в команде президента, можно выделить три условные группы. В первой находятся самые амбициозные соратники украинского лидера. Это те, кто удержался у власти в первую половину его срока, опираясь не на политическую крышу игроков извне, а доказав свою личную лояльность.



Популярное

Наверх